Петровский М.В. / Россия (СССР) /

Художник Петровский М.В. / Россия (СССР) /

ПАМЯТИ МИХАИЛА ПЕТРОВСКОГО

Никак не можем примириться с тем,
Что люди умирают не в постели,
Что гибнут вдруг, не дописав поэм,
не долечив, не долетев до цели…

Эти строки из довоенного стихотворения Константина Симонова с полным правом можно отнести и к судьбе замечательного художника Михаила Васильевича Петровского (1945 — 1993). Его работы хорошо известны всем, кто интересуется историей военной техники.

К делу своей жизни он пришел не сразу. После школы работал в театре, затем на ремонтном предприятии одного из столичных аэропортов (с детства тянуло к авиации). На досуге рисовал для души аэропланы всех времен и народов. И однажды заявился в Центральное конструкторско-технологическое бюро игрушки, где предложил свои услуги.

— Для начала попросили сделать обложку для сборной модели самолета, мы ведь его совершенно не знали,— вспоминает Ю.Н. Маркович — Когда же он принес рисунок, сразу увидели: то, что нужно, и причем в его неповторимой манере.

С тех пор Петровский не раз участвовал во всесоюзных конкурсах на лучшие образцы сложной технической игрушки и предметов для технического творчества. Он был награжден 6 дипломами, несколькими почетными грамотами, премировался, получил ряд авторских свидетельств на собственные разработки. И все это без специального образования! А потом…

«Я работал художником-оформителем, по ночам на кухне клеил сборные модели самолетов и думал… о смысле жизни,— писал Михаил Васильевич — Именно некоторые публикации «ТМ» натолкнули меня на мысль о роли художника в сохранении и воссоздании образцов исторической техники. Получив предложение редакции взяться за оформление очередной «Исторической серии», немедленно согласился, к тому же посвящалась она любезной моему сердцу авиации. Будучи уверен, что всяким делом нужно заниматься всерьез, вскоре ушел со службы на «вольные хлеба» (спасибо жене Ольге, пережившей это!) и целиком переключился на работу для журнала». Надо сказать, что Михаил Васильевич мастерски владел не только кистью, но и пером.

С 1978 года появляются иллюстрированные Петровским «Исторические серии» (12 выпусков в год), посвященные авиалайнерам и транспортным машинам Аэрофлота, боевым истребителям и бомбардировщикам, танкам и бронеавтомобилям, «Оружию Победы», городскому транспорту и сельскохозяйственной технике, спутникам и ракетам-носителям, локомотивам и мотоциклам, речным судам, сухогрузам, танкерам, боевым кораблям и парусникам; появляются и «музеи» (длительностью до 3 лет) — танковый, вертолетный и оружейный, не считая многочисленных рисунков к отдельным статьям.

Воссоздавая облик старой техники, Петровский по возможности предпочитал работать на настоящих машинах или с подлинными документами, хотя и это было далеко не просто. «Помню, как в 1980 году прислали «синьки», на которых с большим усилием можно было различить очертания теплопаровоза,— вспоминал он.— Разложенный чертеж занял половину квартиры, и я две недели ползал по нему на коленях, разбираясь в хитросплетенных линиях». А если чертежей не было? Он ехал в танковый музей в Кубинку или авиационный в Монино, Политехнический, Центральный Вооруженных Сил, Исторический, Оружейную палату… Предоставим еще раз слово художнику: «Набрасываю в рабочем блокноте эскизы частей, с помощью отвеса, рулетки и реек определяю необходимые размеры, а их, замечу, бывает от 350 до 500, затем приступаю к детальному фотографированию в свободных и строго заданных ракурсах (минимум 150 кадров). В общем, обработка одного танка занимает 35 — 40 ч. Также делаются рисунки самолетов, автомобилей и другой техники». Добавим — и затейливо украшенного старинного оружия, чтобы довести до читателей мельчайшие детали изощренного декора.

Постепенно Петровский разработал собственный метод историко-технической графики. Он и сына Михаила приобщал к своему ремеслу, и надеемся, что в недалеком будущем на страницах «ТМ» опять появятся рисунки, подписанные знакомым именем…

Рисунки Петровского часто публиковались не только в «ТМ», но и в «Моделисте-конструкторе», «Крыльях Родины», «Самолете», «За рулем», «Технике и науке». Он проиллюстрировал книги С.А. Яковлева «Спортивные самолеты», П.Ю. Колесникова и В.В. Воронина «Советские истребители», выпустил набор авиационных открыток.

Представитель британского танкового музея из Бовингтона заказал ему рисунки танков периода второй мировой войны; следом с подобным предложением пожаловал французский издатель военно-исторической литературы…

Петровский охотно показывал свои произведения на встречах редакции с читателями и на персональных выставках — например, в Звездном городке, Рижском высшем авиационном инженерном училище, на базах подводников Северного флота. Импровизированные его комментарии к рисункам обычно превращались в изящные, содержательные и остроумные экскурсы в историю техники.

А как-то он попробовал поработать на пленэре и создал изумительные картины, в которых присущая ему точность деталировки безупречно сочетается с неуловимой передачей цвета.

Но это был, как он сам говаривал, всего лишь отдых от любимых «железок». В свободное время он продолжал собирать и модели-копии самолетов, мастерски раскрашивал их, нанося, помимо стандартных опознавательных знаков, характерный камуфляж, эмблемы конкретных частей. Кстати, Петровский вместе с такими же, как он, энтузиастами основал Московскую областную федерацию историко-технического стендового моделизма, несколько лет возглавлял ее, устраивая смотры-конкурсы, на которые съезжались умельцы и знатоки не только из столицы и ее окрестностей, но и со всего Союза. Участвовал он и в организованных «ТМ» всесоюзных пробегах самодельных автомобилей — в качестве члена агитбригады.

…В последний день своей жизни Петровский приехал в редакцию, чтобы еще раз уточнить наши планы. Они были обширными — только что завершили подготовку к печати второго выпуска «Энциклопедии техники», посвященного винтовкам и автоматам, обсуждались детали макета выпуска третьего — о бронетанковой технике. Намечались поездки в Монинский музей авиации и Музей истории Москвы» чтобы собрать иллюстрированный материал для публикаций об их нынешнем бедственном состоянии.

Вечером, уже уезжая домой, он пообещал через пару дней привезти большой рисунок для центрального разворота журнала — к подборке статей об истории столичного рельсового транспорта, на котором задумал показать его различные виды: вагоны конки, составы городской железной дороги, трамваи — от самых первых до нынешних… Утром же мы узнали, что его нет в живых,— не выдержало сердце, на которое он никогда не жаловался.

— И все-таки Михаил Васильевич большей частью совершил то, что ему было предопределено,- сказал его друг и сподвижник, известный художник А.Н. Захаров.— И нам нужно продолжить начатое им. Это лучшая память о нем

По материалам: Журнал «Техника — молодёжи», 1993-07